СОБИРАЙ И ВЛАСТВУЙ

Я просто хотел написать очерк, зарисовку о Каретном, а получилось несколько полноценных глав. Не знаю, включу ли я хоть что-то из этого в книгу (не планировал), поэтому пусть пока лежит здесь )

Если кому неудобно читать с сайта, вот ссылка на пдф. Как всегда, google docs.

Итак, для всех тех, кому не хватило в книге Олега — человека-крепости, который защищал и охранял Рубенса в не меньшей степени, чем Артур:

СОБИРАЙ И ВЛАСТВУЙ

Социальная сказка об отсутствии добра и зла

ХАРАКТЕР

Олег Каретный родился в семье заместителя районного прокурора — человека карьерно озабоченного и считавшего семью досадной необходимостью. Жена для него была средством гарантированного получения удовольствия и доказательством семейного благополучия для демонстрации коллегам и руководству. Сына он считал излишеством, но вынужденно мирился с его наличием. Намного больше отца увлекали коллеги-единомышленники информаторы и некоторые городские чиновники, с которыми он крутил свои дела. Компания частенько собиралась как раз в доме Каретных, где маленький мальчик внимательно слушал все разговоры. 

Лет в шесть Олег понял, что его отец — человек грубый и бессердечный, и хотя слов таких ребенок еще не знал, суть явлений чуял тонко. Вскоре чуять стало необязательно, поскольку отец, устав от семейного ярма, жену начал бить, а сына откровенно ненавидеть, отвешивая подзатыльники и давая ремня все чаще и чаще. Пока жена в очередной раз отлеживалась в больнице после «неудачного падения» с лестницы или со стула, или еще откуда-нибудь повыше, Каретный-старший развлекался, приводя домой блядей. Олегу было семь, когда он полностью осознал происходящее и дал ему оценку. 

Он пытался восставать против отца, но, конечно, ничего не вышло. Тогда Олег начал сбегать из дома, как делала его мать, спасая свою жизнь…. к слову, сбегала она регулярно, но поскольку была молода, а материнские инстинкты ее были не столь сильны, совесть позволяла сбегать без сына… Но когда возникла настоящая угроза, она бросилась защищать ребенка от рук взбешенного мужа… Так в девять лет Олег остался без матери. 

Дни он проводил во дворе. Но не с целью с кем-нибудь подружиться. Наблюдал, ждал чего-нибудь интересного. Быстро понял, что у них очень скучный двор и стал ходить к домам через улицу. Потом через две. Наблюдал там. И вот через пару домов оказалось интересно… Целая банда пацанов. Олег с радостью вмешивался в драки, и всегда побеждал, поскольку был мальчиком крепким, хоть и очень невысоким. Казалось, его тело росло не вверх, а вглубь: такие недетские, плотные у него складывались мышцы. Так он начал зарабатывать авторитет. И так появился интерес к школе. Внезапно О. Каретный перестал прогуливать. Правда, учителя скоро перестали радоваться. Потому что мальчику, бывшему грушей для битья дома, понравилось быть боксерской перчаткой в школе.

Нет, суда над отцом не было. Несчастный случай. Снова неудачное падение, на этот раз со стремянки: вот, гардину даже сорвала, штору пыталась повесить. Да… не было суда, даже дело не возбудили. Однако, отца этот случай притормозил, и руки он распускать перестал. Даже на какое-то время показал себя заботливым отцом. Бляди из дома пропали. Вместо них очень скоро появилась постоянная тётя. Она готовила вкусную еду. Олег стал убегать из дома реже. К тому же, новая тётя постоянно кидалась его искать и наводила много шуму, привлекая внимание. 

Бегает по дворам, всех спрашивает, всем описывает меня. — Сердился Олег. — Это она зачем ещё? Чего ей до меня? Разговаривает со мной всё время… Вопросы задает, рассказывает чего-то… Оставила бы меня в покое. В кино еще я с тобой пойду, конечно… Да зачем мне твое мороженое? Не надо мне оно. И нет у меня любимых сказок, все они дурацкие. Не хочу я мультики! Мне девять уже, а не пять! Вот ведь, привязалась… Зачем тебе, чтобы я улыбался? Корми меня, и мне хватит. Остальное — не твое дело… 

Природа создала Каретного-младшего с уникальной особенностью: он не умел обижаться. Способность к абсолютному контролю эмоций проявилась в нем еще тогда, в детстве: все чувства мальчика были удивительным образом были настроены на эффективность. То, что тётя папе вместо мамы, Олег понял сразу. Как бы к этому отнестись? Можно плакать в углу и скучать по маме. Только зачем? Какой будет толк? Так рассуждал девятилетний человек. Когда-то у него была мама, теперь ее нет. Помнить ее — значит плакать, плакать — значит терять время. Нужно маму забыть. Так он рассудил.

Еще Олег заключил, что озлобиться и жить волчонком-одиночкой — неэффективно. Никакой выгоды, только подозрительные взгляды. А он и так выделялся: слишком маленький для своей комплекции, слишком серьезное лицо, слишком внимательные глаза. Он весь — слишком. И прикидываться глупышом — не умел. Это, пожалуй, единственная его слабость: он вообще не умел прикидываться. А для ребенка нет ничего опаснее, когда его не считают глупышом. Ходит, высматривает, выслушивает… Мальчик, ты чей? У тебя есть дом? Олег очень быстро выяснил, что не умеет быть незаметным, а так же то, что ему это не нравится. Еще не хватало оказаться в детской комнате милиции… Так что ему делать? 

Чего я хочу? Я хочу, чтобы ты умер, папа. И как же мне это организовать? 

Собирать команду. Самая эффективная охота — стайная. Ему нужны другие дети. Совершенно обычные дети. Много других совершенно обычных детей. В характере Каретного-младшего — бесконечное упорство, стремление добиваться своих целей и животное чутье на людей, опасность и… на добычу. И как истинный охотник, Олег умел ждать… Сейчас, в девять лет, он не сделает ничего. Но время — на его стороне: отец стареет, пока он умнеет. Он задумчиво разглядывал взрослых за столом и болтал ногами, потому что до сих пор, сидя на стуле, едва доставал до пола. Придет мое время, папа, придет. И я буду знать, что делать.

ОРГАНИЗОВАННАЯ ДЕТСКАЯ ГРУППИРОВКА

С самого детства Олег наблюдал, как отцовские дружки-менты и чинуши делали вид, что не замечают насилия в их семье. «Лёха, ты не прав» — было единственным, что они говорили. Все видели мать Олега в синяках. Никто ничего не сделал. В двенадцать лет он был готов начать подкоп. 

Кроме крепкого телосложения и тяжелых мышц, судьба наградила Олега острым изворотливым умом, стратегическим видением и цепким взглядом. Уже в десять лет он научился считать. Считать последствия, просчитывать варианты. И в те же десять понял, что понимает взрослых лучше, чем они сами. Предсказывать поведение и реакцию оказалось проще, чем он думал. Но он всего лишь маленький мальчик. В прямом и переносном смысле слова. Что он может? Драться со взрослыми дядьками? Не смешно. Подстраивать несчастные случаи? Слишком опасно и прозрачно, уже после второй смерти компания сообразит, что кто-то ведет охоту. Нет, его точно ни в чем не заподозрят, но станут слишком осторожны. Завалить семерых — нерешаемая задача. Сделать бомбу, взорвать квартиру, когда все будут тут? Тётя, которая кормит, тоже всегда тут… Так что может десятилетний мальчик? Намного больше, чем предполагают взрослые…

У всех есть дети… нет ничего проще, чем расспрашивать на детской площадке детей о жизни их семьи, о доме, родителях, о режиме дня. А других детей можно посылать на слежку… Дети — идеальные глаза и уши. Ребенка никто не заподозрит в шпионаже. Но откуда взять этих других детей и как заставить их делать то, что нужно Каретному?  

Олег снова часами сидел на лавочках в чужих дворах, возя веточкой по утоптанной земле, наблюдая за одношкольниками из других классов: как себя ведут, с кем дружат, куда уходят от дома, кто родители. Учился собирать информацию, запоминать лица, вслушиваться, искать связи, делать выводы, предугадывать поступки. Вот они, идеальные солдатики. Теперь нужно придумать способ собрать их в единое войско. 

Так его драки стали инструментом вербовки. Зачем драться просто так, если можно драться, защищая своих будущих солдатиков? 

Вскоре солдатики стали приходить сами. С ним — безопасно… Олег всегда заступится, всегда накажет обидчика. Маленький Робин Гуд. Дети не знают слово «благородство», но в их восприятии мира и взрослых это понятие прочно вшито, словно с рождения. Справедливость, защита, безопасность — ребенок не говорит этих слов, но он живет их пониманием, он чувствует, что за ними стоит, всегда знает, есть ли у него все это, и безошибочно определяет, кто именно может ему это дать. Справедливость, защита, безопасность. 

Был ли Олег благороден? Нет. Хотя он как раз это слово знал. Он вообще много всего знал — провел достаточно времени в серьезных разговорах отцовской компании. А еще, в самом раннем детстве Олег хорошо усвоил смысл слова «мотив». И у его благородных дел был совершенно определенный, осознанный, и совсем, казалось бы, неблагородный мотив: защитой он покупал преданность своего мелкокалиберного войска. Неважно, кого ты спасешь и защитишь — щенка или ребенка, и тот и другой будут любить тебя в благодарность. Слово «рэкет» войдет в обиход лет через пятнадцать, и тогда Каретный, конечно, примерит явление на себя. Этот костюмчик сядет на него как влитой, будто для него пошит. Но рэкет будет позже, когда Олег уже освоит инструмент под названием «страх». Сейчас, в девять, десять, одиннадцать лет он чуял, что преданность и любовь от других детей принесут ему намного больше пользы. Пусть они боятся родителей, вот это ему на руку, это полезно, понятно как использовать. А его они должны любить. Нести ему информацию, вещи, деньги. Сами. И солдатики всё несли.

К двенадцати годам у Олега была настоящая, хорошо организованная сеть, в которую, иногда сами того не подозревая, входили дети со всего района, от девяти до тринадцати лет. За четыре года его отряд насчитывал сорок восемь постоянных человек. И еще человек двадцать можно было привлекать, не объясняя суть происходящего: расспрашивать, просить что-то узнать, кого-нибудь найти, показать нужные окна или что-нибудь еще мелкое и полезное. На каждого Олег вел досье, для каждого искал «лучшую сферу применения». Были у него и талантливые воришки, и свои ищейки, и «кулаки», и глаза, и уши, и ноги, и даже носы. Слабых он учил драться, маленьких — быстро бегать, высоко прыгать, пугливых — быть незаметными. Но были три основных навыка для всех: смотреть, слушать, запоминать. 

В двенадцать он говорил своим «бойцам»: «Слабостей нет. Есть неумение использовать особенности». У него каждый солдатик чувствовал себя нужным, важным и значительным. Да, дети Олега любили. Надо ли говорить о том, что в его собственной школе он стал настоящим королем? Организаторский талант? — Подумаете вы. Организаторский гений. — Отвечу я. 

Старше становился Олег, росла и его «команда». Самые первые солдатики стали солдатами, затем офицерами, сами стали приводить новобранцев, и к тринадцати годам Каретный собрал маленькую армию из ста одиннадцати человек, рассредоточенных почти по всему городу. Не было того, что не могли бы выведать эти дети, бесконечно благодарные ему за защиту и покровительство. Начинались большие дела. Толстые досье на всю компанию отца уже лежали в тайнике. Можно начинать. 

Но судьба решила, что у Олега должны быть другие заботы. И в его четырнадцатый день рождения отец перебрал с алкоголем и вышагнул в окно.

ТЕМПЕРАТУРА КИПЕНИЯ СОЛИ

Перспектива оказаться детском доме Олега не напугала. Скорее обрадовала: вот где соберет он настоящий батальон. Там все — потенциальные солдаты. Члены его будущей семьи, в которой он — глава. Осталось только подготовить существующую семью к другому способу общения и другой географии. Да, будет сложнее, но он точно не станет в детдоме мальчиком для битья. Нет, Олег не боялся и уже простраивал в уме схемы передвижения информации, пытался выяснить, куда его отправят, но тут случилось непредвиденное: та самая тётя, которая кормила его пять лет назад, решила оформить над ним опекунство, хотя давно не жила уже с ними. Олег часто встречал ее во дворе, она говорила, что живет недалеко, он не проверял. Только через годы Каретный поймет, что приходила она посмотреть за ним, понимая, что отец о нем не позаботится, узнать, как у него дела, нет ли проблем. Она и в школу приходила. Оказывается. Переживала, что мальчик оставался на второй год… 

Ты помнишь меня? — Она подошла к нему на похоронах отца. Помню. Тебя отправят в детский дом… Я знаю. А хочешь жить со мной? Я бы попробовала это устроить… Несколько секунд Олег примерял новую ситуацию. Ветер стремительно меняется, нужно срочно понять, на какое крыло ложиться, куда держать курс. Завербовать сотню-другую новых солдат — заманчивая перспектива, но не быть при этом запертым — более выгодно. К тому же, компания отца за ним в окно не вышла, а значит, работы еще полно, и делать ее нужно здесь. Нет, убивать Олег уже давно никого не собирался, но такие дрессированные крысы ему в жизни пригодятся. Он уже знал, как будет их дрессировать и просчитал свои действия, а так же их реакции на несколько месяцев вперед. Так что, — детский дом или эта тихая тётка?.. Я согласен жить с вами. — Сказал Олег. И подумал: «И сам я все это устрою быстрее, чем ты». 

Вскоре довольно важные в городе люди начали получать загадочные конверты с фотографиями, расшифровками самых разных своих бесед, фамилиями, датами, телефонными номерами, адресами, маршрутами передвижений. Информации из некоторых таких конвертов хватило бы лет на десять, пусть и общего режима. Но никаких требований. Никаких угроз. Ничего. И так — еженедельно, почти три месяца, Каретный изводил очень важных людей. Много важных людей. И откровенно жалел, что не узнал о тайных скандалах, когда конверты попали не в руки адресатов и были вскрыты. Он понял это по громким увольнениям с ответственных постов. Ждем назначения и повторяем весь процесс. А с уволенными что делать? Забыть. 

В отношении одного  возбудили уголовное дело, но тот, видимо, откупился, после чего исчез и города. Но основная масса важных персон спокойно контролировала поток входящей почты, и адресаты получали свои конверты сами. Дети рассказывали Олегу, какая суматоха теперь дома, как, что и кому отцы и матери кричат в телефоны. Через несколько дней родители получали расшифровки своих свежих телефонных разговоров. А требований по-прежнему никаких. Вся соль — в температуре кипения. И, кстати, соль кипит при температуре полторы тысячи градусов. Пусть поварятся ребятки. 

Нет, Олег уже давно не мстил. Ему нужно было то, что сейчас называют административным ресурсом. И эти выбитые из колеи капитаны важных городских кораблей должны попасть в его подчинение. Они должны быть готовы на все. И рассылая свои «черные конверты», — как называл их Олег, — он четко понимал, что делает с каждым из адресатов. Он затягивал петли не только вокруг горла, ему нужны были все части тела. Ни одна марионетка в мире не управляется так виртуозно, как будут управляться его «куклы». 

Через полгода они сами носили конверты с информацией или деньгами куда скажут, звонили кому надо и говорили, что написано. Принимали решения, подписывали документы, соглашались или отказывали. Всё, как надо. 

Велись ли поиски шантажистов? Конечно, велись. Неофициально. Но никому не приходило в голову искать их среди детей, тем более, среди своих. А их, о чем родители, конечно же, не знали, Олег сделал бойцами еще пять лет назад. Да, именно тогда, в девять, болтая под столом ножками, слушая обсуждения мотивов и рассуждения о доказательной базе, он понял простую истину, на которой выстроил в следующие годы свою невидимую империю: самый опасный враг — тот, кого ты не считаешь врагом. Не обижайте своих детей… Это опасно для вашего здоровья.

Сам Олег и его офицеры стали уже подростками, были слишком заметны и давно ушли в тень, работая с новыми солдатиками. И после запуска «черных конверты», особое внимание уделялось отработке поведения в случае, если «боец» попадется. Каретный разработал больше двадцати сценариев, по которым может пойти общение с милицией или взрослыми, заставшими солдатика с опасными конвертами. Больше двадцати возможных диалогов каждый заучивал наизусть, проходили специальные тренировки: как выйти сухим из воды, кем прикинуться, как и когда начинать плакать, о чем просить и что спрашивать в ответ. Ни одного подозрения не должно пасть ни на одную детскую душу. Олег и сам не понимал, насколько хорошо он тренировал своих пацанов: никто не попался. 

Не последние люди из городского и районного исполкомов, районо, управлений здравоохранения, больниц и поликлиник, даже школ и овощных баз, руководители направлений, директора, заведующие из самых разных организаций и ведомств фактически оказались под невидимым контролем загадочной и неизвестной группировки. Пора принимать новый вызов. Ему нужны друзья в милиции. 

P.I.M.P.

Если бы природа не наделила Олега таким характером и умом, он бы не выжил с таким отцом, не пережил бы гибель матери, не создал бы идеальную преступную сеть из несовершеннолетних. Ему не хватило бы терпения изучить Уголовный и Гражданский кодексы с комментариями и все возможные учебники по уголовному праву, заучить речи знаменитых адвокатов. Не пришло бы в голову воровать книги по криминалистике и методике ведения допросов, выучить стенографию по методу Соколова, по которому протоколировали все судебные заседания. Но Каретному хватило и ума, и памяти, и терпения. 

К шестнадцати годам он не только мог читать судебные стенограммы, он знал все основные стати и пункты, по которым уже мог бы отправиться за решетку, и представлял себе каждый возможный диалог, который с той или иной вероятностью вел бы с ним следователь… Он был полностью готов сам и тщательно готовил всех своих «офицеров». Офицеры так же детально готовили солдат. Это называлось «план Омега». 

И тогда же, в шестнадцать, Олег открыл для себя еще один инструмент влияния. Девочки. Как это ни странно, но оказалось несложно найти тех, кто за хороший подарок готов совратить директора школы, судебного протоколиста или даже служителя закона рангом повыше. Подарки исчислялись не только в рублях, но и в долларах. Их Олег учил девочек не тратить. Дальше дело было за фотографом. Этот тип черных конвертов Каретный называл «шоколадом», а их адресатов — шоколадным цехом. Какого же было его удивление, когда обнаружилось, что именно этот цех разрастается быстрее других. Какие бешеные открывались перспективы! Можно ничего не слушать и не запоминать, не выстраивать сложные схемы наблюдения, не тратить месяцы на добычу информации. Так неожиданно Каретный высвободил огромное количество своих бойцов, которых теперь можно использовать для других целей. Каковы следующие цели? 

Цели пришли к нему сами. Эти девочки. Некоторым было по пятнадцать, кто-то был чуть старше. Олежечка, а нет у тебя еще кого-нибудь? Ты все потратила, что ли? Ну да… И доллары потратила? Да… Дура. Ну Олежечек… ну пожа-алуйста! Может, тебе, все-таки, что-нибудь нужно? Они. Приходили. Сами. И очень быстро Олег нашел им применение. 

— Дяденька, меня просили передать вам пакет.  — Что в нем, мальчик?  — Я не знаю. Меня попросили передать.  — А кто попросил? — Вон тот… ой, а он ушёл уже. Вон там стоял.  — Ладно, давай сюда.  В пакете была зарплата. На Каретного заработали взрослые мужики, сопровождали и охраняли девочек, разговаривали с клиентами. Они не подозревали, что их нанимает подросток. Организация была такой четкой, процессы такими отлаженными. Этот босс, он придурок, конечно, — зачем все время детей присылать с деньгами и инструкциями? Да и хрен бы с ним. Платит столько, что пусть хоть собак присылает. 

Олег умел выбирать тех, кто не будет задавать лишних вопросов. И у него начали появляться клиенты, которым не нужно было присылать шоколад. На него начали выходить сами. Нет, конечно, фотографы работали, и конверты пухли, и адреса, телефоны, должности, состав семьи и их телефоны и должности, — все это по-прежнему аккуратно собиралось. Люди-то школьницами интересовались всё непростые, всё не рядовые. Но многие из них сами предлагали через сопровождающих: если что нужно, пусть ваш босс обращается. Да ему, похоже, не особо что-то нужно, у него, похоже, всё есть. 

Девочек Олег почти баловал. У них было всё. И наблюдение. Солдатики присматривали. Новенькие уже не знали его в лицо, для них были наняты отдельные взрослые. Координаторы. Если инструкции были безобидными, их присылали распечатанными, каждый раз на разных печатных машинках, обычно подкладывали в карманы. Когда приходилось давать фамилии, адреса или время, прибегали сопливые мальчишки, хвастались, что получили десятчик за то, что «тебе, дядя, нужно…» и убегали. Иногда у координаторов пробегал по спине холодок: что за зверь там, за кулисами, что для любых целей использует детей. О том, что девочкам почти никому не было восемнадцати, координаторы и сопровождающие знали не всегда. Макияж, акселерация… Акселерация…

Надо сказать, что Каретный уже тогда четко понимал значение современного слова «актив». Актив приносит прибыль, его нужно охранять, сохранять и приумножать. Это закон благополучия. Стоило одному клиенту обидеть девочку, как у него не осталось ни машины, ни денег, а квартира и дача сгорели при таинственных обстоятельствах. Шоколад получил не только клиент, но и его жена. Дальше пусть он будет в ее руках — как захочет, так и отомстит. Еще в кармане пиджака обнаружилась напечатанная на машинке записка с перечислением статей УК СССР, и припиской: маленьких обижать нельзя, это очень дорого стоит. И пусть клиент брызгал слюной: «Они были не маленькие! Я не извращенец!» Олег этого не слышал. Он просто обозначил неприкосновенность своих активов.

Девочке показали и рассказали, что получил ее обидчик, оплатили лечение, и весть о благородном и заботливом боссе вихрем разлетелась по всему городу. Каретный с интересном исследователя следил, как история обрастает невероятными деталями и подробностями. Он уже понимал, что наблюдает за собственной мифологизацией, за рождением собственной легенды. Впервые Олег отметил этот феномен еще в одиннадцать, когда к нему приходили мальчики, которых он ни от чего не спасал, но они хотели «служить» у него, просили научить их быть сильными, хитрыми, защищаться, убегать или быть невидимками. Девочки вывели мифотворчество о «большом боссе» на новый уровень. Ну что ж, значит об этом случае должно узнать как можно больше людей. 

Так Каретный вывел на новый уровень и свое руководство чужими страхами. После такого масштабного «выноса» квартиры и дачи, двух поджогов, которые пожарные записали как «неисправность проводки», подробного доноса жене и, по сути, развала жизни «неаккуратного клиента», больше никто не сомневался в том, что за всем этим стоит настолько влиятельный и властный человек, что лучше не пытаться узнавать, кто он. Милиция тоже не вздрагивает, и это тоже показательно. Так кто же он такой? Ты уверен, что хочешь знать? Я вот хочу просто хорошо жить. Захочет — покажется. Так рассуждали координаторы, водители, сопровождающие, охранники.

К семнадцати годам каталог Каретного содержал больше сотни самых разных красоток, за сохранность которых отвечали почти пятьдесят хорошо натренированных мужиков. Нет, мужиков, конечно, Олег не тренировал, взрослых он выбирал уже готовых. В этом же году пришлось перестраивать структуру своей армии. Он выделил отдельных ротных. Численность его офицеров, солдат и солдатиков достигла пятисот человек. Никому из них не было восемнадцати. 

Продолжение, наверняка последует

Ваш Ян Рубенс

СОБИРАЙ И ВЛАСТВУЙ: 17 комментариев

  1. Впечатляюще. Даже как-то жутковато становится по мере чтения. Это похоже на паутину — ловкую, незаметную, опасную…
    Очень жду продолжение!

    Нравится

    • Ну, Каретный, от такой да ) просто в первом томе все это не раскрыто. я его показывал уже состоявшимся авторитетом. Это такой своеобразные приквел получился.
      Продолжение я сам хочу дописать. Но это, нужно понимать, все равно не книга. Это зарисовка такая…. хроника событий. В художественной форме, как я люблю ))))
      Рад, что вам интересно читалось!

      Нравится

  2. Ян, спасибо! Вы словно на наших глазах складываете головоломку — образ Каретного. Очень увлекательно, вы даёте возможность увидеть и понять детали, истоки, — а это всегда важно для более глубокого понимания любого персонажа.
    А у вас, оказывается, спрятано столько интересного! ))

    Нравится

    • нет, не читал. он вообще не парится по этому поводу. да и там очень много декораций
      он еще лет 7 назад мне сказал: делай чо хочешь, запалишь меня, дружбе конец ) решу покончить с собой чужими руками, сдам Каретного ))))))))
      Но он, конечно, в реальной жизни совершенно не бандит, я об этом писал не раз ) и с криминальными кругами напрямую не связан. скажем так….. у него, как у любого сверхуспешного человека есть там друзья )))))))

      Нравится

  3. Вот это я понимаю, масштабность..и талант… Не ожидала, удивили, Ян! Здорово! )
    Очень запомнилось: «…самый опасный враг — тот, кого ты не считаешь врагом. Не обижайте своих детей… Это опасно для вашего здоровья.»
    А ещё почему-то не покидает мысль: как бы всё сложилось, если бы на пути Олега не встретился Рубенс?..

    Нравится

    • Да так же бы все сложилось. У него — все точно так же. История Рубенса закончилась бы лет в 17 же. Он бы не выбрался из этой овсянки…
      А чем я удивил-то?…. )

      Нравится

  4. И всё же рисунок Яна я бы назвала своеобразным поворотным направлением в судьбе Олега.
    Чем удивили? ) Знаете, вот эта глава словно огромная невидимая часть айсберга, которую вы решились нам показать. Очень эффектно получилось. И все описанные психологические моменты как-то вот холодят нервы, скажем так. ) Невольно хочется затаить дыхание, потому что вы непредсказуемы..но тем и невероятно притягательны. )

    Нравится

    • Нет ) Рубенс никак не изменил курс Каретного по жизни. Ну да, он стал еще одной его заботой. Но только и всего. Олег продолжил идти туда, куда шёл. Ну не было бы портрета… ну и что? Он и так прекрасно представлял себе, каким хочет стать. поймите, на таких людей вообще мало что влияет.
      За то, что считаете меня притягательным, спасибо ) но я так и не понял, чем вас удивил…. тем, что пишу не только про голубые страдания? ))))) так да. Пишу не только про них. То, что у каждого персонажа книги есть глубоко продуманная предыстория…. так да, я еще 4 года назад писал, что есть ) и все собирался дописать и выложить. Вот, собрался )))))
      Про историю Холостова вообще отдельная книга выходит….. )))

      Нравится

  5. Вы автор — вам виднее. ) А для меня, как читателя, отношение Каретного к рисунку и визит к Жуковскому остаются очень значимыми в плане восприятия его личности, эти моменты дают возможность увидеть то светлое, что есть в нём.
    Удивляете и восхищаете размахом и глубиной своего творчества.
    Это та книга, которую пишет Эльза? А вы не порадуете нас ещё каким-нибудь отрывком из неё? Очень хотелось бы прочесть. )

    Нравится

    • Ну, его визит к Жуковскому после фотографии — это да, это очень показательно. Это как раз то, о чем я написал у себя в дневнике: иррациональное решение… Да, конечно, Каретный не абсолютное зло ))) Иначе он и не был бы членом нашей семьи. Зачем нам такой демонюга? )))
      Эльза пишет про Костю, да. Чтобы не затуманенным взором, так сказать, без придыхания )) А я правлю, финализирую текст. Ну, я выкладывал одну из глав: https://yanrubense.me/2015/12/04/forgiveness/ пока больше не готов оттуда что-то публиковать…

      Нравится

  6. А поведаете нам о сердечных тайнах Каретного? )
    Да, я читала эту главу, очень понравилось! Передавайте Эльзе спасибо и пожелание успехов.
    Ян, а вы уже продумали окончание своей книги? Или это будет зависеть от её главного автора — жизни?

    Нравится

    • нууууу….. в книге они обозначены довольно прямолинейно ) в жизни я их не знаю. мне кажется, у него нет таких тайн )) не потому что это тайна, а потому что в принципе этот человек так устроен. Я не помню ни разу, чтобы он по кому-нибудь страдал. Даже в юности. У него всегда было одно направление: ДЕЛА. дела. дела. дела. дела. дела. дела. Девки возле него всегда были нереальные красотки. Ничего другого ему было не нужно. Остальное рассказывать не буду, чтобы не выдать спойлер.
      Хороший вопрос про окончание книги… где у нее окончание? Я не знаю. Я знаю, чем закончится второй и третий тома, знаю, чем закончится КОНСТАНТ.IN. Но будет ли это конец эпопеи?……. вопрос )) я думаю, Главный Автор всё решит, когда придет время
      Про главного автора, кстати, вы хорошо сказали

      Нравится

    • А я его не обещал ) я сказал, что оно, наверняка, последует. Сейчас я не чувствую, что оно нужно. У меня была задача показать, откуда Олег «вышел». я показал

      Нравится

Высказаться

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s